Научная литература
booksshare.net -> Добавить материал -> История -> Абрамович Г.В. -> "Князья Шуйские и Российский трон" -> 13

Князья Шуйские и Российский трон - Абрамович Г.В.

Абрамович Г.В. Князья Шуйские и Российский трон — Л.: Ленинградский университет, 1991. — 192 c.
ISBN 5-288-00605-9
Скачать (прямая ссылка): knshirushtron1991.djvu
Предыдущая << 1 .. 7 8 9 10 11 12 < 13 > 14 15 16 17 18 19 .. 73 >> Следующая

2 Насонов А. Н. История русского летописания XI — начала XVIII в. М.. 1969. С. 168—169.
3 Там же. С. 180.
3 Г В. Абрамович
33
следующего поколения представление о преемстве по Ярославе Всеволодовиче и выдвинуть новую тенденцию, новые притязания на исключительное преемство по Александре его потомков, помимо боковых линий Ярославова дома».4
Этот новый генеалогический счет нашел свое отражение в летописной записи 1360 г. в связи с получением Дмитрием Константиновичем Суздальским ярлыка на великое княжение «не по отчине, ни по дедине», повторенной в этой редакции и в Никоновском, и в Воскресенском, и в Московском летописных сводах. В отличие от Карамзина А. Е. Пресняков считает эту оговорку не мнением современников события, а вставкой составителей летописных сводов XVI в. Он писал по этому поводу: «...этот текст — характерная черточка московской историографии XVI в., а не источник для событий XVI века. Свой текст Никоновская летопись тут комбинирует из двух источников: сходного с Троицкой и сходного с Воскресенской (откуда, например, слова «не по дедине, ни по отчине»), и дополняет их соображениями книжника составителя».5
Здесь следует отметить, что в период наивысшего могущества Суздальско-Нижегородского княжества его князья Константин Васильевич и Дмитрий Константинович не нуждались ни в каком исправлении в генеалогии их рода. Напротив, будучи потомками Андрея Ярославича, первого великого князя из этого рода, они считали себя имеющими больше прав на великое княжение, чем московские князья, чей предок являлся лишь вторым великим князем из рода Ярославичей.
После поражения в борьбе с Дмитрием Московским и потери великого княжения в 1363 г. Дмитрий Константинович как будто бы должен был отказаться от всяких надежд на возвращение на великокняжеский престол, но оказывается мысль о великом княжении все это время не покидала его. После смерти старшего брата, получив возможность снова вернуться на Суз-дальско-Нижегородское княжение, Дмитрий составляет новый план возвращения на великое княжение Владимирское. Воспользовавшись враждой двух ордынских ха-
4 Пресняков А. Е. Образование Великорусского государства. Пг., 1918. С. 67.
5 Там же. С. 26, прим. 2.
34
нов, он посылает к ним своего наиболее разумного сына Василия Кирдяпу. Но памятуя, какой генеалогический козырь был предъявлен в 1362 г. сторонниками московского князя, Дмитрий Константинович решает выбить его из рук соперника. По его указанию, а вероятнее всего, по совету его соратника и вдохновителя архимандрита Дионисия, мечтавшего о епископском сане, в генеалогию суздальских князей вносится исправление. Отныне они становятся потомками не Андрея Яросла-вича, а Александра Невского, и притом старше на одно колено, так как предок московских князей Даниил был младшим сыном Александра, а значит моложе Андрея. Вполне вероятно, что Василий Кирдяпа, помимо богатых даров, предъявил хану и этот козырь. Но результат всей этой игры был уничтожен мятежом Бориса Константиновича против брата. И все же князья Шуйские продолжали считать себя потомками Александра Невского. Этот козырь как обоснование своего права на Российский трон предъявил, в частности, Василий Шуйский.
Возникает вопрос о том, почему внесенная поправка не была изъята при редактировании Никоновского свода в 20-х годах XVI в. в скриптории митрополита Даниила. Думается, что причину этого нужно усматривать в политической ситуации того времени. Великим князем всея Руси в эти годы являлся Василий III. В то время, когда составлялся Никоновский свод (между 1426 и 1530 гг.6), ему было от 47 до 51 года. Он уже три года был вторично женат, но все еще не имел детей. Претендовали на великокняжеский престол в случае вполне вероятной бездетности Василия III князья Рюриковичи-Шуйские, которых при дворе, по свидетельству иностранных послов, считали принцами крови. Поэтому редактору Никоновского свода митрополиту Даниилу не было никакого резона ссориться со столь могущественными и опасными людьми.
О том, что собой представлял митрополит Даниил как личность, можно судить по характеристике, которую ему дал имперский посол Герберштейн, знавший митрополита лично: «...приблизительно 30 лет от роду. Человек крепкого и тучного телосложения с красным лицом. Не желая казаться более преданным чреву, чем постам, бдениям
6 Кл осе Б. М. Никоновский свод... С. 56.
35
и молитвам, он перед отправлением торжественного богослужения всякий раз окуривал лицо свое серным дымом для сообщения ему бледности».7 Житейской характеристике вполне соответствует и политическая: «Его не смущало нарушение ни клятв, ни канонических установлений, зато поведение ... вполне отвечало тогда требованиям светской власти».8 Завершим эти зарисовки воспоминанием современника, записавшего в 1539 г.: «Того же лета, февраля в 2 день, Даниил митрополит оставил митрополичество неволею, что учил ко всем лю-дем быти немилосерд и жесток, уморил у себя в тюрьмах и окованных своих людей до смерти, да и сребролюбие было великое».9
Тем не менее все эти качества отнюдь не мешали Даниилу стать талантливым литератором. Созданная под его редакцией Никоновская летопись «представляет, во-первых, феномен историографический как определенный этап в развитии русской исторической мысли и как исторический источник, во многом отличающийся от других летописных сводов своеобразием и богатством содержания, во-вторых, как явление литературное, характеризующееся определенным стилем ее создателя и интересное содержащимися в ней осколками памятников народной поэзии, не дошедших до наших дней».10 Но принимая во внимание личность самого митрополита Даниила, не приходится уповать на объективность и честность его редактирования, особенно тех фрагментов, которые задевают его личные интересы. Поэтому вполне обоснован; ным можно считать предположение, что в период династической неопределенности, не желая ссориться с принцами крови Шуйскими, митрополит оставил поправку в летописи, отвечающую их интересам. После же рождения Ивана IV, в годы его малолетства и боярского правления, ввязавшись в борьбу Шуйских с Вельскими на стороне последних, Даниил внес во вред Шуйским фразу «не по отчине, ни по дедине», из-за которой, возможно, вкупе с другими качествами и полетел с митрополичьего стола.
Предыдущая << 1 .. 7 8 9 10 11 12 < 13 > 14 15 16 17 18 19 .. 73 >> Следующая
Реклама

c1c0fc952cf0704ad12d6af2ad3bf47e03017fed

Есть, чем поделиться? Отправьте
материал
нам
Авторские права © 2009 BooksShare.
Все права защищены.
Rambler's Top100

c1c0fc952cf0704ad12d6af2ad3bf47e03017fed