Научная литература
booksshare.net -> Добавить материал -> Медицина -> Смольников П.Н. -> "Исповедь бывшого толстяка " -> 12

Исповедь бывшого толстяка - Смольников П.Н.

Смольников П.Н. Исповедь бывшого толстяка — М.: Советский спорт, 1989. — 52 c.
Скачать (прямая ссылка): ispovedbivshego1989.pdf
Предыдущая << 1 .. 6 7 8 9 10 11 < 12 > 13 14 15 16 17 18 .. 20 >> Следующая

— Поставь лыжи чуть уже плеч,— велела моя наставница.— Одну сантиметров на 5—8 выдвинь вперед. Это для устойчивости. Колени немного согни, они должны мягко реагировать на все неровности склона. Это и есть основная стойка. Она самая устойчивая и самая удобная.
Я постоял в основной стойке. И мне понравилось. Если бы еще можно было привалиться спиной к дереву, тогда был бы полный комфорт. И я мог бы любоваться своей Элеонорой, совсем не напрягаясь. Она была очень эффектной на фоне снежной белизны в своем алом лыжном костюме.
— Есть еще обтекаемая стойка,— устало сказала Элеонора.— Ноги стоят так же, как и в основной. Зато палки подобраны под мышки. Тело почти гори-
25
зонтально наклони вперед. Локти слегка обопри о колени.
Я принял обтекаемую стойку. И представил, как мы с феей несемся по склону. Ветер свистит в ушах. А снежная пыль серебряным инеем оседает на деревьях. Многочисленные туристы, облепившие склон, с восторгом смотрят нам вслед. Я поворачиваю голову и кричу:
— Я люблю тебя, Элеонора!
Она восхищенно смотрит на меня — стройного и ловкого — и отвечает:
— Я тебя тоже.
К действительности меня возвращают слова, произнесенные несколько охрипшим голосом феи:
— Вот в основном и вся техника лыжного передвижения. Остались пустяки — научиться торможению и поворотам при спуске по склону.
Последние слова меня насторожили.
— Ты что, хочешь, чтобы я спустился по склону?
— Иначе не научишься тормозить и поворачиваться,— ответила моя наставница.
— Может, ограничимся теорией?
Но Элеонора решительно подтолкнула меня к склону. Я глянул вниз и обомлел. Весь склон был усыпан лыжниками в разноцветных костюмах. Они располагались так плотно, что, как говорится, яблоку негде упасть.
— Тут невозможно проехать,— заявил я и сделал шаг назад.
— Пустяки,— легкомысленно объявила Элеонора.— Это же семейный склон. Здесь катаются даже бабушки с внуками. Вон, посмотри...
И правда, по склону лихо катила седовласая бабушка. За ее палки зацепилась целая вереница внуков.
Будь что будет, решил я. Придется ехать. Ведь все равно наставница в покое меня не оставит.
— Способ торможения, о котором я тебе сейчас расскажу, позволит быть уверенным на любом склоне.
«С таким пузом,— подумал я про
себя,— ни в чем и никогда нельзя быть уверенным».
— Сейчас ты освоишь торможение «плугом»,— пообещала моя снежная фея.— Встань в основную стойку, слегка присядь, выпрямись и скользящим движением раздвинь в стороны пятки лыж. Вот почему «плуг»: пятки раздвинуты, а носки вместе. Понятно?
Я кивнул.
— Если, тормозя «плугом», ты встанешь на правую лыжу, то у тебя получится поворот влево. И наоборот. Видишь, как просто. А теперь попробуем! — Элеонора решительно подтолкнула меня к склону.
А, будь что будет. Я сделал шаг. И в следующее мгновение почувствовал, как ветер засвистел в ушах. На меня стремительно надвигалась группа лыжников в ярких лыжных костюмах.
— Э-эй! — закричал я, пытаясь затормозить «плугом».— С до-ро-ги...
Но было поздно. Я сбил их с ног одним махом.
Когда я поднялся наверх и изготовился для следующего спуска, склон передо мной был пуст. Для меня освободили полосу шириной метров в пятьдесят. Катающиеся выстроились по обе стороны от этой полосы. Видимо, они считали, что стоят на достаточно безопасном расстоянии. Но, как выяснилось, это была ошибка.
Сначала меня повело вправо. И я смел до половины склона зрителей справа. Потом я сделал поворот «плугом» влево, и меня так стремительно бросило влево, что зеваки на этой стороне и охнуть не успели, как я разметал их по склону...
Завидя меня на склоне в третий раз, народ бросился врассыпную. Но это мало помогло. Я настигал лыжников поодиночке и целыми группами...
Когда я поднялся наверх в четвертый раз, склон был совершенно пуст. Все лыжники стояли наверху и хохотали. Они смеялись надо мной. У од-
26
ной женщины от смеха даже текли слезы.
Элеоноры нигде не было видно. Как я понял, она могла выдержать все, кроме насмешек. Такая это была тонкая, поэтическая натура.
Потом ко мне подошла целая делегация лыжников. Это была группа суровых мужчин, лица которых почернели под лучами горного солнца. Мужчины тихо, но твердо посоветовали мне исчезнуть с этого склона, так как мой «плуг» создает травмоопасную обстановку для окружающих...
I февраля.
Нет, лыжи это не для меня.
— Занялся бы ты лучше плаванием,— сказала сестра.— Вон у нас девчонки всего месяц в бассейн ходят, а уже и постройнели, и похорошели. Хочешь, я тебе абонемент достану?
— Абонемент — хорошо! — ответил я,— Но сначала нужно подковать-
ся теоретически. А то получится как с лыжами...
7 февраля.
Выписал основополагающую мысль: «По закону Архимеда находящийся в воде человек теряет в своем весе столько, сколько весит вытесненная его телом вода».
Хоть в воде почувствую себя похудевшим. Правда, для этого придется научиться плавать.
Предыдущая << 1 .. 6 7 8 9 10 11 < 12 > 13 14 15 16 17 18 .. 20 >> Следующая
Реклама

c1c0fc952cf0704ad12d6af2ad3bf47e03017fed

Есть, чем поделиться? Отправьте
материал
нам
Авторские права © 2009 BooksShare.
Все права защищены.
Rambler's Top100

c1c0fc952cf0704ad12d6af2ad3bf47e03017fed