Научная литература
booksshare.net -> Добавить материал -> Культурология -> Пригарина Н.И. -> "Суфизм в контексте мусульманской культуры" -> 72

Суфизм в контексте мусульманской культуры - Пригарина Н.И.

Пригарина Н.И. Суфизм в контексте мусульманской культуры. Под редакцией Кожуховской А.А. — M.: Наука, 1989. — 341 c.
ISBN 5-02-016695-2
Скачать (прямая ссылка): sufizmvkontekste1989.djvu
Предыдущая << 1 .. 66 67 68 69 70 71 < 72 > 73 74 75 76 77 78 .. 165 >> Следующая

149
верно, но у Мухаммада Васи* в том мире было две рубахи, в у Малика — одна; вся разница в том, что здесь одна рубахш не бывает равна двум. Терпи (сабр кон), покуда не избавишься от лишней рубахи.
Да будет с ним Милость Аллаха!
* * *
Текст невелик по объему (примерно вдвое меньше средних размеров зикра в «Тазкират»). Его открывает зачин, украшенный рифмой (садж*). Набор синонимических эпитетов сразу же создает у читателя соответствующее настроение и оповещает о главных темах: праведном пути (хадайат), уповании на Всевышнего (таваккул), способности святого предводительствовать и творить чудеса, аскетизме.
Затем следует упоминание о рождении и приводится рассказ 1, в достоверности которого сомневается сам автор, добавляя^ к традиционной вводной формуле «рассказывают» слово «некоторые» (в переводе — «люди»). Рассказ явно фольклорного* происхождения и содержит один из распространенных «бродячих» сюжетов: рыба помогает герою выпутаться из затруднительного положения. Содержательно он выполняет две функции: во-первых, указывает на избранность Малика, во-вторых, вводит основную тему зикра—неприятие мирской жизни. Выбор именно этого сюжета оправдан и формально: он объясняет происхождение имени святого, что, кстати, противоречит началу зикра, где сказано, что уже отца Малика звали Динар. По форме вступительный рассказ напоминает сказку с традиционным троекратным повторением вопроса герою и соответственнее его троекратным ответом.
Далее следует история обращения (рассказ 2), окончательно проясняющая вопрос об основной теме зикра. В истории обращения (тауба) Малика Динара соединены две идеи: «Бог награждает за искренность, а не за лицемерие» и «Бог ниспосылает мирское только тогда, когда человек перестает желать этого». В трехчленной схеме: искренность помыслов — награда за искренность — отказ от награды (т. е. проявление аскетизма) — как подтверждение искренности уже решена первая этическая* задача, преодолено лицемерие перед людьми 13.
Биографический элемент присутствует в тексте зачина перед, первой притчей, а далее он растворяется в текстах притч (следует оговориться, что биографическими элементами мы называем не сведения, которые соответствуют реальной жизни святого» и достоверность которых трудно, а часто и невозможно проверить, а лишь те, которые носят характер деталей конкретной биографии). В разбираемом зикре к категории биографических относятся, к примеру, сведения о том, что Малик жил в Дамаске и что отец его был рабом. Биографическая описательность, носит в зикре особый характер, она «работает» на раскрытие;
150
этической идеи и чрезвычайно лаконична. В начале рассказа 2, например, сообщается, что Малик был человек «необычайно красивый, жизнелюбивый и богатый». Естественно, что подчеркивание таких достоинств не случайно. Оно служит для усиления эффекта, производимого его обращением, а подробное описание постыдного лицемерия Малика в служении Господу лишь подчеркивает, как далеко он шагнул потом на пути веры. В концовке рассказа можно увидеть элемент второго этапа пути — «осмотрительности» (вара'). Малик отказывается от должности попечителя мечети, ибо деньги, которые он заработает таким путем, будут запретными (харам)14.
Рассказ 3 также иллюстрирует тему доступности мирского и полного отказа от него, составляя, таким образом, пару со вторым. Окончательный «развод» с бренным миром подчеркивает искренность тауба. Кроме того, в отказе жениться проявляет себя третья стоянка в пути суфия — собственно аскетизм (зухд).
Следующая пара историй (4—5) раскрывает проблему с другой стороны: событие, воспринимаемое человеком как несчастье, на самом деле есть счастье, надо только полагаться на божественный промысл. Оба рассказа как бы подготавливают к идее полного упования на Бога (таваккул).
Рассказ 6 углубляет эту идею: Бог охраняет. Свершается первое чудо: руки праведника не горят в огне. Как и в рассказе 2, кульминационное напряжение создает «обязательный» персонаж любого зикра — тайный голос, произносящий слова, смысл которых изменяет восприятие героем ситуации. Рассказ 7 составляет пару с предыдущим, продолжая тему защиты свыше и упования на нее и объединяясь с ним по ассоциации идей (Бог охраняет) и по предметной ассоциации (рука не сгорает на огне — руку отрубают). «Биографическое» описание тяжкой болезни и слабости Малика приводится, с тем чтобы подчеркнуть жестокость эмирова слуги и расположение к Малику Господа.
В рассказе 8 о раскаянии некоего юного безбожника и тирана из приближенных султана можно выделить три основные идеи: во-первых, раскаяние и обращение — от Бога, а Он выбирает, кого захочет; во-вторых, сильного толкают к раскаянию не угрозы, а любовь и кротость; в-третьих, внешний признак обращения — аскетизм. Последняя мысль выражена в описании кщвши, «тонкого, как прутик», «изможденного», валяющегося на земле в священной Мекке.
Рассказ об обращении в мусульманство иудея (9) в известной мере составляет пару с предыдущим. Он посвящен иллюстрации положения о необходимости «сдерживать гнев». Малик по отношению к иудею поступает так же, как Аллах по отношению к юноше тирану: отвечает добром на зло. Любовь и кротость в ответ на омерзительные деяния побеждают иудея. Драматизация повествования здесь достигается путем описания не-
Предыдущая << 1 .. 66 67 68 69 70 71 < 72 > 73 74 75 76 77 78 .. 165 >> Следующая
Реклама

c1c0fc952cf0704ad12d6af2ad3bf47e03017fed

Есть, чем поделиться? Отправьте
материал
нам
Авторские права © 2009 BooksShare.
Все права защищены.
Rambler's Top100

c1c0fc952cf0704ad12d6af2ad3bf47e03017fed