Научная литература
booksshare.net -> Добавить материал -> Культурология -> Пригарина Н.И. -> "Суфизм в контексте мусульманской культуры" -> 7

Суфизм в контексте мусульманской культуры - Пригарина Н.И.

Пригарина Н.И. Суфизм в контексте мусульманской культуры. Под редакцией Кожуховской А.А. — M.: Наука, 1989. — 341 c.
ISBN 5-02-016695-2
Скачать (прямая ссылка): sufizmvkontekste1989.djvu
Предыдущая << 1 .. 2 3 4 5 6 < 7 > 8 9 10 11 12 13 .. 165 >> Следующая

Наиболее последовательным и непримиримым противником Ибн f Араби был знаменитый мусульманский богослов Ибн Тай-мийа (ум. 1328), посвятивший многие свои проповеди и сочинения опровержению его онтологических и гносеологических тео-
15
рий [1/, с. 322—349]. Против Шайха и его ученика поэта 'Афиф ад-дина ат-Тилимсани (ум. 1291) выступил также прославленный арабский историк Ибн Халдун (ум. 1405), подчеркивавший социальную опасность не контролируемого общиной экстатического суфизма и связь учения Шайха с исмаилитским эзотериз-мом и «крайним» шиизмом. Он считал Ибн 'Араби и его последователей чуть ли не замаскированными исмаилитскими проповедниками, представлявшими угрозу суннитской общине [47> т. 2, с. 165—167]. С легкой руки Ибн Халдуна и поныне Ибн 'Араби продолжают подозревать в симпатиях к исмаилизму и «крайнему» шиизму (см., например, [32, с. 22—28, 62—80; 46, с. 2—3]), хотя в своих текстах он неизменно предстает как убежденный суннит.
Связь Ибн 'Араби с шиизмом, казалось бы, подтверждается широким распространением его идей среди поздних шиитских мыслителей, начиная с Хайдара Амули (ум. в конце XIV в.) и кончая Мир Дамадом (ум. 1631/32) и Муллой Садрой (ум. 1640). Они действительно почти без изменений заимствовали метафизические и теологические построения Шайха, а также концепцию «совершенного человека» (ал-инсан ал-камил) [23; 24]. Однако эти и другие шиитские мыслители сделали из учения Ибн fАраби иные практические выводы, нежели те, к которым пришел он сам. В частности, в их доктрине «святости» {ал-вилайа или ал-валайа) место «мистического полюса» (ал-кутб), возглавляющего невидимую иерархию «святых», и «совершенного человека» занял шиитский «скрытый имам». Он был объявлен «печатью мухаммадовой святости» (хатам ал-вилайа ал-мухаммадийа)—титулом, который Ибн 'Араби отводил самому совершенному суфию-гностику, коим он, похоже, считал самого себя. Любопытно, что на рубеже XVIII—XIX вв. этим титулом для укрепления своего авторитета воспользовался основатель одного из влиятельных суфийских братств Ахмад ат-Тиджани (ум. 1815) [20]. Свои притязания он подкрепил ссылками на «Фусус ал-хикам» и «ал-Футухат ал-маккийа».
Вообще после XIII в. трудно найти мало-мальски образованного суфийского шайха, который не обращался бы к учению Ибн 'Араби и не определил бы своего отношения к нему [34„ с. 3—138]. Это в одинаковой степени верно как для запада, так и для востока мусульманского мира [43]. Термины, понятия и образы из его произведений мы находим как в поэзии, так и в прозаических трактатах поздних суфиев. В Анатолии, где он: долгое время жил и преподавал, его личность стала поистине легендарной.
Идеи Ибн 'Араби получили довольно широкое распространение среди членов многих суфийских братств. Здесь, вполне естественно, не обошлось без некоторого упрощения и даже вульгаризации. Полулегендарный образ Величайшего учителя, сложившийся в литературе и устных преданиях различных тарика-тав, во многом определил отношение к его творчеству европей-
16
цев. Он выступает то как чудотворец и заступник, то как носитель непреходящих истин, которые он может открывать лишь достойным, являясь им во сне и наяву.
Вместе с тем непосредственно к его творческому наследию обращалась только суфийская интеллектуальная элита, составлявшая верхушку братств. Ее представители были достаточно подготовлены к тому, чтобы воспринять, пусть в неполном и упрощенном виде, основы его учения. Обширную литературу, посвященную идеям и личности Ибн 'Араби, оставили авторы, принадлежавшие к таким влиятельным братствам, как аш-ша-зилийа, ал-кадирийа, накшбандийа и бекташийа. Ряд теоретических положений Шайха определил идейную платформу этих и других братств, а его практические рекомендации, изложенные в «ал-Футухат ал-маккийа», были взяты на вооружение при подготовке муридов. Многие выдающиеся деятели накшбандийа в знак своей принадлежности к идейной традиции, восходящей к Ибн 'Араби, прибавили к своим именам титул ал-акбари — «акбариец» (от аш-шайх ал-акбар) [15, с. 338—353].
В то же время среди суфиев не существовало единой точки зрения на наследие Величайшего учителя. Одни, наиболее близкие к богословам, которые выступали в качестве ревнителей «правоверия», требовали запрета или уничтожения его произведений. Другие, напротив, настаивали на необходимости их изучения всеми суфиями без исключения (кстати, это имело место в отдельные периоды на востоке мусульманского мира). Наконец, третьи, составлявшие, пожалуй, большинство, отдавая должное гению Ибн 'Араби, видели выход в том, чтобы запретить чтение его книг (тахрим назар ила кутубихи) [12, т. 5, с. 191] широкой публике, дабы изложенные там смелые парадоксы и антиномии не смутили и не сбили с «пути истинного» не подготовленных к их восприятию людей (ср. [5, с. 203]).
Неизвестно, как сложилась бы судьба учения Ибн 'Араби в центральных областях мусульманского мира, если бы к нему не благоволила османская верхушка. Так, султан Селим I не только распорядился выстроить над его могилой в Дамаске прекрасный мавзолей и медресе, но и поручил крупному духозному авторитету Кемаль-паше (ум. 1533) издать фетву, запрещавшую под страхом сурового наказания критику и поношения в адрес Шайха [12, т. 5, с. 195}.
Предыдущая << 1 .. 2 3 4 5 6 < 7 > 8 9 10 11 12 13 .. 165 >> Следующая
Реклама

c1c0fc952cf0704ad12d6af2ad3bf47e03017fed

Есть, чем поделиться? Отправьте
материал
нам
Авторские права © 2009 BooksShare.
Все права защищены.
Rambler's Top100

c1c0fc952cf0704ad12d6af2ad3bf47e03017fed