Научная литература
booksshare.net -> Добавить материал -> История -> Борисёнок Ю.А. -> "Михаил Бакунин и «польская интрига" -> 99

Михаил Бакунин и «польская интрига - Борисёнок Ю.А.

Борисёнок Ю.А. Михаил Бакунин и «польская интрига — M.: Российская политическая энциклопедия, 2001. — 304 c.
ISBN 5-8243-0208-1
Скачать (прямая ссылка): polskayaint2001.djvu
Предыдущая << 1 .. 93 94 95 96 97 98 < 99 > 100 101 102 103 104 105 .. 118 >> Следующая

Происхождение этого слуха не имеет ничего общего с традиционными для «Исповеди» уверениями о причастности к этому делу «польских демократов». С точки зрения догматического марксизма, этот неприятный для его основоположников факт, как правило, объяснялся с позиций некоей «революционной целесообразности», причем источником слуха объявлялся Эвербек. Этот деятель был весьма близок к Марксу и Энгельсу еще в начале 1840-х гг.; в 1844—1845 гг. в Париже он тесно общался с Бакуниным. Он поддерживал контакт с левыми в рядах польских эмигрантов; свидетельство тому —
249
его выступления на годовщинах Ноябрьского восстания146. Логично указать отсутствие у Эвербека каких-то особых личных причин для того, чтобы выдумать столь невероятную историю.
Совершенно определенный повод для появления этих известий—деятельность Бакунина в Праге, цели и принципы которой были непоняты большинством направлений внутри немецкого общественного движения (см. о позиции Энгельса по этому вопросу в гл. 1). Не стоит отрицать попытки «пресечь подобную ориентацию Бакунина» и «направить его на истинный путь», использовав для этого традиционную форму и придав ей основательное обоснование в виде ссылки на европейскую знаменитость. В этой связи обратим внимание на появление в Кельне в июне 1848 г. старого недруга Бакунина Л.О.Люблинера, сотрудничавшего с Марксом по делам брюссельской Демократической ассоциации147. Люблинер, до того представлявший интересы Лелевеля во Франции, при встрече с Марксом мог обменяться с ним впечатлениями по поводу «панславистской» деятельности Бакунина, равно как и предложить свой «рецепт» дискредитации «русского бунтовщика» в глазах Европы (Люблинер, несомненно, был несколько более осведомлен о системе парижских контактов Бакунина, чем Маркс и его ближайшее окружение).
Бакунину стоило значительных усилий опровергнуть эту грязную стряпню. Показательно, что русский революционер прибег к услугам одного из своих новых польских знакомых Владислава Косцельского (он же Сефер-паша, 1818—1895 годы). Он принадлежал к кругу организаторов революционных выступлений на Познанщине в 1846 и 1848 гг., будучи адьютан-том Мерославского в апреле 1848 года. 25 июня он вместе с рядом других представителей польских землевладельцев подписал в Берлине акт основания Лиги Польской. Владелец изрядного состояния, Косцельский отличался крайней неопределенностью своей идейной позиции и частой сменой политических ориентации, чему немало способствовала его восприимчивость к чужим влияниям. Похоже, что Бакунин активно обращал его в свою веру уже после Славянского съезда при содействии деятелей круга Либельта, Липского, Шуманов. Не последнюю роль играла и возможность финансовой поддержки со стороны Косцельского.
250
По сообщению С.Кеневича, в июле 1848 г. Косцельский находился в Париже, где был известен как шалопай и мот. По просьбе Бакунина он отправился к Жорж Санд, и получил от нее письмо, опровергающее заявление газеты Маркса. С этим письмом Косцельский отправился в Кельн, имея поручение Бакунина вызвать Маркса на дуэль148. До поединка дело не дошло, Маркс сумел убедить бакунинского представителя в своей правоте, после чего Косцельский исчерпал свои полномочия и написал об этом Бакунину. В августе 1848 г. конфликт был исчерпан и завершился примирением обеих сторон. Напечатав опровержение информации Эвербека, Маркс (при косвенном содействии Бакунина) приобрел 2000 талеров для своего издания из фондов Лиги Польской, предоставленных ему через Косцельского. Не случайно Маркс называл его «одним из верных и преданнейших друзей» своей газеты149. Глубинные последствия этого конфликта сказались позже, став одним из элементов личной стороны масштабного противостояния «Маркс—Бакунин» в конце 1860-х — начале 1870-х годов.
Летом же 1848 г. не могло быть и речи о сворачивании деятельности Бакунина в рядах поляков; однако расширение контактов в условиях, когда ему приписывалась главная роль в недавних арестах «несчастных поляков», было сопряжено с известными трудностями150 (другое дело, нуждался ли в то время Бакунин в существенном расширении круга своих польских знакомых; реализация его планов тормозилась прежде всего поворотами политической ситуации в Европе и конкретных регионах, в которых он планировал развернуть свои действия).
Тем временем общественность Галиции и Познанщины имела возможность познакомиться с системой революционно-демократических взглядов Бакунина. Во-первых, продолжала распространяться его речь на митинге в Париже 29 ноября 1847 года. Кроме издания ее в Париже на французском и польском языках, отмечены факты ее опубликования на немецком в Мангейме в начале 1848 г. (это издание было широко распространено в Венгрии)151. Показательно и наличие в списке подарков Славянскому съезду от польского Дозора в Женеве целых 10 экз. (остальные печатные издания передавались в дар в 1—2 экз.) сочинения Бакунина на французском
251
языке под названием «Польша и Россия». Скорее всего, это та же парижская речь, хотя еще в 1843 г. в Швейцарии у Бакунина были намерения написать работу «о Польше и России»152.
Предыдущая << 1 .. 93 94 95 96 97 98 < 99 > 100 101 102 103 104 105 .. 118 >> Следующая

Реклама

c1c0fc952cf0704ad12d6af2ad3bf47e03017fed

Есть, чем поделиться? Отправьте
материал
нам
Авторские права © 2009 BooksShare.
Все права защищены.
Rambler's Top100

c1c0fc952cf0704ad12d6af2ad3bf47e03017fed