Научная литература
booksshare.net -> Добавить материал -> История -> Борисёнок Ю.А. -> "Михаил Бакунин и «польская интрига" -> 101

Михаил Бакунин и «польская интрига - Борисёнок Ю.А.

Борисёнок Ю.А. Михаил Бакунин и «польская интрига — M.: Российская политическая энциклопедия, 2001. — 304 c.
ISBN 5-8243-0208-1
Скачать (прямая ссылка): polskayaint2001.djvu
Предыдущая << 1 .. 95 96 97 98 99 100 < 101 > 102 103 104 105 106 107 .. 118 >> Следующая

Б.И.Николаевский в своем обстоятельном исследовании деятельности Бакунина в «Дрезденер цайтунг» подчеркивал глубокий интерес к польскому движению редактора этой газеты Л.Виттига, известного Бакунину с момента его первого посещения Дрездена в октябре 1841 года. Характерны прочные связи Виттига как с В.Липским в Берлине, так и с секретарем КПЭ Х.Якубовским в Париже, который благодарил его за поддержку польского движения164.
Стоит полагать, что «центристская» ориентация Бакунина по отношению к польским группировкам, вынесенная им из Парижа, продолжала действовать на протяжении лета и осени 1848 г., что не исключает поддержания отношений с КПЭ до того момента, пока эта организация была еще «дееспособной» (окончательный роспуск комитета последовал в ноябре 1848 года). Впрочем, «партийные пристрастия» парижских лет уступали место конкретной способности к практическим делам в постоянно меняющихся условиях. Р.Працкий, достаточно близкий к агентуре Дзвонковского, писал 27 июля 1848 г. из Кракова в Париж руководству КПЭ о том, что там совсем не пользуются уважением «товянщики, чарторыщизна и централизаторы — всех осудили одинаково, так как они неспособны удовлетво-
254
рить потребности края»165. Существенным было то обстоятельство, что постоянными агентами КПЭ в прусской части бывшей Речи Посполитой были В.Цыбульский, Х.Шуман, а также старый сторонник Лелевеля и ОПЭ А.Н.Дыбовский, бывший член ПДО Х.Гроза и Ф.Кранас во Вроцлаве. Последние трое вели активную конспиративную работу, держали связь с Краковом, Львовом и действовавшими там Ю.Высоцким, Л.Зенковичем, Л.Ульрихом, Т.Янушевичем, полковником Ф.Бобиньским166.
Налицо прочно сплетенная конспиративная сеть, в функционировании которой прежние политические установки играли строго подчиненную роль. Учитывая уровень отношений Бакунина с Цыбульским и Х.Шуманом (имевшими вполне респектабельный официальный «имидж»), логично предположить, что «отставной прапорщик» имел отношение к этой деятельности. К тому же обращает на себя внимание и то, что Бакунин в своих показаниях старается нигде не упоминать ближайшего соратника Либельта, известного познанского историка и общественного деятеля Е.Морачевского, приграничное имение которого активно использовалось в конспиративных целях, в том числе и агентурой Дзвонковского167.
Само существование Бакунина в значительной степени зависело от его польских привязанностей. Многие поляки снабжали его деньгами. Кроме отмеченной вероятности таких действий со стороны Косцельского, Бакунину помогал и Л.Лукашевич, о чем свидетельствует записка из Кракова от 14 июля 1848 года168. С Лукашевичем и его братом Бакунин установил устойчивый контакт по нелегальным каналам; весьма вероятно, что к их делам имел отношение и Дзвонковский — упомянутого в этой записке «Владислава» можно идентифицировать с ним: Дзвонковский поддерживал тесную связь с Краковом и неоднократно бывал там.
Практически отсутствуют и достоверные данные о контактах Бакунина со Львовом, где активно действовал Хельт-ман (например, эмиссар КПЭ Х.Гроза в октябре 1848 г. должен был заручиться его поддержкой «с целью организации военной силы», действуя по заданию Зенковича, Янушевича и Бобиньского)169. Не менее любопытно показание Р.Свежбиньского о поездке эмиссара варшавской организации С.Ярмунда (сен-
255
тябрь 1848 г.): он «по поручению общества ездил в Лемберг и виделся там с эмигрантом Дзвонковским, но по случаю неожиданного и скорого отъезда Дзвонковского из Лемберга не делал с ним никаких связей по обществу»170 (последнее утверждение вызывает большие сомнения и опровергается материалами дела Клопфляйша, убедительно доказывающими прочные связи Дзвонковского с Варшавой на всем протяжении 1848 года).
До нас дошли лишь отрывочные сведения о конспиративной деятельности Бакунина, но и они говорят о немалой интенсивности проведенной им работы. Официальные круги в Берлине и С.-Петербурге к осени 1848 г. были крайне встревожены деятельностью Бакунина, которая в глазах III Отделения и прусской полиции была практически неотделима от деятельности Мерославского. Прусский посол фон Рохов доносил из С.-Петербурга, что «в Польше тревожно, так как Бакунин и Мерославский пользуются, по-видимому, в Пруссии свободою действий»171. Стараниями царского посла Мейен-дорфа, который привлек в качестве доказательства дело о Вы-ховских, берлинский полицай-президент Бардебелен принял меры к высылке «государственного преступника», хотя Бакунин проживал в Берлине с ведома двух прусских министров (III Отделение, убедившись к тому времени в ложности информации о цареубийстве, решило использовать ее против Бакунина по дипломатическим каналам. После высылки Бакунина из Берлина Выховских уже не искали). «Рассмотрение его бумаг не указало никаких следов его связей с Россией, но показало его очень тесные сношения как с польскою эмигра-циею, так и с республиканцами Германии»172, — сообщал Мейендорф А.Ф.Орлову 17/29 сентября 1848 года.
Арест и высылка не доставили Бакунину особых хлопот, но Г.Мюллер-Стрюбинг сжег при этом бакунинскую тетрадь с адресами, причем «бумаги не было ни одной, способной меня скомпрометировать»173, — указывал Бакунин в письме А.Рейхелю. Обосновавшись в крохотном княжестве Ангальт-Кэтен, со всех сторон окруженном прусской территорией, он чувствовал себя относительно свободным, но потеря адресов могла причинить ему даже больший ущерб, чем новая волна слухов о «шпионстве».
Предыдущая << 1 .. 95 96 97 98 99 100 < 101 > 102 103 104 105 106 107 .. 118 >> Следующая

Реклама

c1c0fc952cf0704ad12d6af2ad3bf47e03017fed

Есть, чем поделиться? Отправьте
материал
нам
Авторские права © 2009 BooksShare.
Все права защищены.
Rambler's Top100

c1c0fc952cf0704ad12d6af2ad3bf47e03017fed